Татьяна

— Мама, ты только не гони его! Его так жалко! – быстро говорил сын, закрывая собой отца.

Татьяна увидела сложенные горкой вещи мужа, ушедшего от нее по зову великой любви девять лет тому назад. Тогда она еще не знала, что он пришел к ней умирать.

Она была самой красивой девушкой на курсе: белокожая, с роскошными темными волосами, зелеными глазами и очень красивой фигурой. Алексей сразу всем дал понять, что она – его девушка и пресекал любые поползновения в ее сторону, даже если это был всего лишь взгляд. Он считал себя правым. Ведь он ухаживал за Таней целый год (раньше это называлось – «бегал» за нею). Ради нее поехал поступать в облюбованный ею дурацкий институт и все пять лет ходил с ней за руку. Берег.

По распределению они уезжали вместе. В далеком сибирском поселке сыграли комсомольскую свадьбу. И не было их счастливей. Рождение сына принесло в дом такую радость, что от нее сжималось сердце.

Алексей был хорошим отцом: он мог всю ночь носить сына, прижимая его животиком к своей груди, когда у того случались колики. Мог баюкать и петь малышу колыбельные. Мог перестирать пеленки хозяйственным мылом. Таня с нежностью вспоминает: «Сашеньку все называли красавчиком, а также говорили, что он похож на отца. Однажды я увидела такую картину: Леша взял сыночка на руки, подошел с ним к зеркалу и задумчиво сам себе говорит: «Неужели я такой же красивый?»

Остывание отношений Таня просмотрела. Сначала с маленьким Сашей уставала так, что валилась с ног. Потом следующая беременность неудачно сложилась и возникли осложнения со здоровьем. Пока Таня приходила в себя, Леша был уличен в том, что игриво смотрел на молодую и бойкую коллегу. И не только смотрел, по всей видимости.

«Почему,- спрашивала себя,- тогда я, добившись признания, не ушла от него? Почему у меня на это не хватило духа и сил?» «Любила», — отвечала себе же. Тогда она спасла брак, предложив мужу вернуться в родные места. Он согласился. Но когда и кого это останавливало?

Потом много чего было. Он, случалось, уходил и приходил. Таня, поддерживаемая сыном и свекровью, не устраивала сцен – она кормила мужа с дороги, стелила постель и уходила в другую комнату.

Очередной заскок Алексея и уход его из дома был на целых девять лет. А потом это возвращение.

Стали ли они вновь близкими, Татьяна не может сказать: застарелая обида хоть и присмирела, но тлела в сердце. Но Таня перечисляет только хорошее, что случилось у нихс мужем. Приобретение машины, поездки на рыбалку на Волгу, Дон и Медведицу, радостные покупки. И тепло, спокойное и ровное домашнее тепло.

Потом у Алексея заболела спина. Грешили на радикулит и активно растирали спину мазями. Пока в области не выявили серьезное заболевание. Самое серьезное, какое только бывает.

В доме сразу запахло болезнью. Нет, не так. В доме отчетливо запахло смертью. Это был неуловимый запах – запах беды и страданий, запах безнадежности и отчаяния.

Таня все делала сама: обтирала, умывала, смазывала кожу, делала массаж, колола морфий, не спала ночами. Но когда Алексей умер, она не почувствовала облегчения – она готова была сражаться с болезнью и дальше, лишь бы ее Леша жил.

Более пяти лет Татьяна живет одна. Но одинокой себя не считает. Она помогает внукам, выращивает у дома цветы, присматривает за старенькой соседкой, встречается с подругами. И думает о том, что каждому отпущена своя мера переживаний и обид. Точно так же, как любви и счастья.

Зоя Соколова

Комментарии0
КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА : 8-937-71-33-33-6