«Когда деревья были большими»

Внимательный читатель после публикации лирической зарисовки «Расчешите сестре кудри» спросил: «Что же это за гребень роговой, которым не расчесаться? И зачем мальчишкам рыболовные крючки, если рядом речки нет — не считая Казанки?».

И впрямь, прудов вокруг не было — их стали строить в конце 60-х — начале 70-х. На месте нынешнего Чистого пруда стоял темный Дегтярный лес. С хрустальными родниками, живущими в деревянных срубах и с деревянными же высокими кружками для питья, стоящими на лавочке. На опушке леса было много земляники: она упоительно пахла, нагреваясь на солнце и была сладкой-пресладкой!

Добиралась ребятня до Дегтярного на велосипедах: кто в седле, кто на багажнике, кто на раме. Или под рамой. Здесь поступали так: левую ногу ставили на педаль, правой отталкивались и быстро просовывали ее под раму, резко давя на правую педаль (дело двух-трех секунд — успеть пока велосипед на завалится на бок). И так вихляясь, то выпрямляясь, то подныривая под раму, ехали.

Дорога велосипедистов пролегала мимо става (называли его — ставок), в который почти упирался ныне переулок Восточный. Это была большая вода! В ней ловили рыбу удочками и тюлем, превращенным в бредень. Здесь купались гуси, утки, дети. Отчего у нас, у последних, все лето не выводились вши, — вот их то и вычесывала мама роговой частой расческой из мальчишечьих чубов и моих тонких косичек. С ними легко не получалось, как с братовыми чубами, и тогда мама стригла меня налысо.

Никакие насмешки по поводу лысины не останавливали меня в таскании хвостом за старшими братьями. Они шли кататься на самокатах с краснояровской горы — я волочилась следом. И ни разу не попросила съехать на чудо-конструкции — боялась скорости. Самокат был и впрямь чудом. Он состоял из вертикальной доски с двумя ручками и горизонтальной на двух больших подшипниках. Был, конечно, самодельным — каждый уважающий себя мальчик делал самокат лично и делиться или меняться самокатами было не принято.

Так вот, ребята мчались с горы, обгоняя друг друга, а я бежала восторженно рядом, охватывая взглядом все вокруг: и песчаную возвышенность, в которой находили каменные отпечатки ракушек, и кусты смородины, в которые надо бы заглянуть чуть позже, и большие деревья, под листвой которых будут прятаться опята.

Этот окоем детства чудится мне часто — стоит лишь повести глазами. И от этого день становится добрым и радостным.

Зоя Соколова

Фото: 1962 год. Подружки. В центре Люба Воронина. Справа — Ира Дружинина. Слева — автор этих строк.

Комментарии0
КОТОВСКИЙ ЮРИСТ : 8-937-71-33-33-6