Сердце матери

Однажды я увидела молодую женщину с малышом на руках. Пригляделась и узнала ее. Не так давно при родах ребенку нанесли серьезную травму. Теперь он, раскинув закованные в лангеты ручки, лежал на груди матери.

С тех пор прошло тринадцать лет.

Нина была моей соседкой. Очень симпатичная, доброжелательная и умная, она вышла замуж в 27 лет за хорошего парня. Беременность была желанной и протекала нормально. Однако роды были тяжелыми.

Маленький Егорка почти весь оказался закован в лангеты. Он все время плакал, и Нина даже на некоторое время перешла в родительский дом, чтобы не беспокоить мужа — она как будто винила себя, что Егорка болен.

Один из визитов к доктору, уже не знаю волгоградскому или санкт-петербургскому, оказался судьбоносным: ребенку был поставлен окончательный диагноз — детский церебральный паралич. Нина, еще по инерции, продолжала возить мальчика по городам и весям. Пока однажды не поняла: хватит.

Егор так и не поднял головы, не поднялся сам, не сказал ни слова. Зато у Нины от переживаний случился сахарный диабет.

Здесь хочется сказать, что муж Нины оказался порядочным человеком и не оставил своих жену и больного ребенка, что бывает часто. Более того, он настоял на перемене места жительства (они переехали в уютный дом из многоквартирного), чтобы Егорка был на воздухе, и их самих никто не смущал любопытными взглядами.

Второго ребенка Нина не планировала: и сама нездорова, и сын на руках. Но через пять лет после Егорки родился Сашенька. Совершенно здоровый и смышленый мальчик. Он стал хорошим братом для старшего: Саша часами проводил время у коляски Егора и как умел развлекал его.

Время не стоит на месте. Саша учится в школе. Папа Егора и Саши работает на производстве. А Нина, как прежде, все свое время проводит около больного сына. Ему немногим более тринадцати лет. Он по-прежнему недвижим.

Но Нина знает о нем все, потому что сердцем чувствует сына. Она по часам кормит его жидкой едой, потому что жевательного рефлекса у мальчика нет, а глотательный есть. Она откачивает слизь из его дыхательных путей, вовремя переворачивает его и делает массаж его тонюсеньким ручкам-ножкам. Она проводит еще много разных манипуляций, о которых не принято говорить с чужими. Она даже спит в одной комнате с Егоркой,чтобы слышать его дыхание и не упустить нужного момента для помощи ребенку.

Она уверена, что Егор все понимает («Он в глаза мне смотрит! Понимаешь?»), все чувствует — просто не может выразить своих чувств. Она не задумывается, какой срок отмерян ее мальчику. Нина просто любит его всем сердцем и не представляет себе, как бы она без него жила.

Такая вот история материнской любви.

*Все имена героев изменены.

Комментарии0
КОТОВСКИЙ ЮРИСТ : 8-937-71-33-33-6