От сердца к сердцу

Совсем скоро Котовское здравоохранение отметит свое 155-летие. К 145-летию стараниями В.Ф. Петренко, тогда главного врача ЦРБ Котовского района, И.С. Долгополовой, заместителя главного врача по работе с населением, В.Д. Беккер, медицинской сестры, А.О. Васильченко, фельдшера, и И.П. Зозулина, известного краеведа, была выпущена книга «На страже здоровья». Она вышла небольшим тиражом – всего 150 экземпляров, но какая емкая, а потому бесценная!

Среди многочисленных очерков есть очерк о старейшей медицинской сестре Буяновой Александре Петровне. Он немного суховат и потому мне хочется более подробно рассказать об Александре Петровне и, таким образом, отдать ей поклон.

Котовчанка Шура Зозулина (это потом она станет Буяновой) медсестрой стала еще до войны. Окончив местную семилетку, она поступила в Сталинградскую медицинскую школу. В 1940-м окончила ее и в августе того же года пришла работать в Котовскую районную больницу. В ней в ту пору за главного был местный фельдшер Степан Иванович Семенченко. А буквально через два дня у больницы появилась и настоящая хозяйка – выпускница Сталинградского мединститута, врач Юлия Владимировна Мыткина, надолго связавшая свою судьбу с Котово.

Вскоре штат медработников расширился: в больницу пришел ставший фельдшером бывший провизор Петр Иванович Маслов. Вот как раз с этими людьми и делала свои первые профессиональные шаги молодая медсестра Шура Зозулина.

Однако работать рядом с ними Шуре пришлось всего год. В июне 1941-го грянула война. Все сразу переменилось. Медсестру мобилизовали на рытье заградительных противотанковых рвов на реке Медведица, где она и пробыла всю зиму.

Едва Александра вернулась в Котово, ее вызвал к себе секретарь райкома партии Тихонов: «Организуй шестимесячные курсы, надо подготовить 25 санинструкторов для фронта». И хотя Шура возражала, что опыта преподавания у нее нет никакого, ей выдали программу, учебники и пообещали помочь. Так, после работы Шура становилась преподавателем. А едва были закончены курсы, военком полу-предложил – полу-приказал курсисткам: «Пишите заявление, что желаете добровольно идти на фронт» И уже через четыре дня трое девочек – Шура и две слушательницы курсов – шли пешком в сторону Сталинграда. Дошли – и сразу оказались на передовой: разрывы снарядов, бомбежки, пожары. И раненые, раненые…

Однажды во время перевязки осколком ранило и саму медсестру: отбило палец. Из Камышинского госпиталя Александру, после излечения, направили в транспортную часть. Там она получила тяжелое ранение ног. Лечилась трудно, долго. Лишь в апреле 1944 года вернулась в Котово инвалидом II группы. Получив за боевые заслуги орден Славы III степени, Александра Петровна вернулась в Котовскую районную больницу.

Встретили героиню, как родную, — она и была родной своему коллективу, с которым делила и тяготы, и радости, работая в подростковом, онкологическом, хирургическом, терапевтическом кабинетах, принимая роды, выезжая на вызовы на телеге — одноконке (машин ведь не было тогда, они появились ближе к 60-м годам прошлого столетия). Долго – долго работала бок о бок со своими коллегами Александра Петровна, лечила больных аж до 1981 года, имея за плечами 41 год стажа.

Тамара Буянова (сегодня она – Кадирова) – человек в нашем городе известный. Когда-то очень талантливая бегунья (она занималась в Детско-юношеской спортивной школе в одной группе с олимпийской чемпионкой Ольгой Кренцер), она мечтала не о спортивном будущем, а о медицине. После окончания школы № 3 Тамара поехала поступать в известный своей высокой школой и традициями Саратовский мединститут. Не добрала баллов. Расстроилась. Но встретила дома понимание родителей и их поддержку. Самостоятельно подготовилась по химии, математике, биологии и опять отправилась в Саратов. Однако разговорилась в автобусе со знакомыми, которые уговорили Тамару подавать документы в зооветеринарный институт. И она поступила. И ни разу не пожалела об этом.

Среди ее пациентов были страдающие овцы, козы, свиньи, коровы, птица, собаки, кошки. Наверное, среди любимых – все-таки собаки. Они, как говорит Тамара, очень похожи на людей. Кто-то может терпеть боль и терпит, а кто-то чуть что – сразу в слезы.

В Котово после неудачного замужества Тамара вернулась в 1992 году с маленькими детьми Светой и Максимом и… коровой. Устроилась в ветлабораторию, и потекла обычная жизнь: работа, дети, хозяйство, стареющие родители. Уроки, шалости, разговоры по вечерам. Все это дало свои результаты: дети выучились, родители были досмотрены, работа в ветлечебнице любима до сих пор.

Совсем недавно мы встретились с Тамарой Александровной по необходимости: заболела моя собака. Укутала я ее и бегом в ветлечебницу, почти не понимая, что день субботний и, вероятно, там никого нет. На счастье, доктор оказалась на месте. Моя дорогая Тамара Александровна. Она быстро задала вопросы и склонилась над больным. Она что-то негромко говорила ему, утешала, наверное, и он, поначалу бивший от страха, затих. «Сейчас сделаем уколы, — это доктор уже адресовала мне. — Здесь глюкоза, аскорбинка, непосредственно лекарство…». Потом последовали советы, которые я из-за волнения почти не слышала. Тамара Александровна тем временем выстригала шерстку на лапах песика, ловко ввела лекарство внутривенно, потом внутримышечно и подкожно. И мы ушли выполнять рекомендации. А наутро Тамара позвонила: «Как больной?». И в этой заботе, в этом, казалось бы, простом вопросе, была вся Тамара: грамотная и чуткая.

Тамара Александровна работает, будучи на пенсии. То она помогает деньгами детям, то они ей. Никто из ребят не пошел по стопам матери и бабушки: Света работает в Москве, Максим – в Санкт-Петербурге по совсем другим специальностям. Но, наверное, это правильно. Пусть у каждого будет своя дорога. Лишь бы она шла от сердца.

Комментарии1
Наталья Рогожина
Такие знакомые с детства лица и воспоминания...
КОТОВСКИЙ ЮРИСТ : 8-937-71-33-33-6