Суровая доля…

Поэму Некрасова «Мороз, Красный нос» всегда считала детской. Ну, как стих про Новый год – ведь в школе заучивали «Мороз-воевода дозором обходит владенья свои…» как раз детьми. А тут перечитала и обмерла. Кого-то уж очень мне напоминает главная героиня поэмы. Ах, да, Татьяну!

И «красавица, миру на диво, румяна, стройна, высока, во всякой одежде красива, ко всякой работе ловка». И «тяжелые русые косы упали на смуглую грудь». И «красивые, ровные зубы что крупные перлы у ней, но строго румяные губы хранят их красу от людей». И спокойный взгляд зеленых глаз, и походка плавная, и несуетливость в движениях, и сила, и ловкость. И судьба очень нелегкая.

Замуж Татьяна вышла рано по большой любви. Прожили несколько лет и расстались из-за отсутствия детей. Чтобы заглушить боль, Таня приняла ухаживания мужчины значительно старше себя, рассуждая, что раз он старше, станет любить и беречь ее. Все получилось как раз наоборот.

Дети родились у пары один за другим. И красота Татьяны расцвела пуще прежней: от нее будто стал исходить свет. Не выдержав ее очарования на собственном простоватом фоне, а, может быть, из-за своей внутренней распущенности, запил муж. Стал грозить топором и гонять по двору и сараям. У нее в сарае даже гвоздик завелся, на котором висело платье на тот случай, если придется убегать в люди. Схватив за руку сына (а потом и дочь), Татьяна изо всех сил неслась по огороду, сворачивала в закуток, замирала, а потом через дырку в заборе перебиралась к соседям. Там и ночевали. Спасибо, людьми соседи были сердечными и, что немаловажно, неговорливыми: о частых визитах молодой женщины с детьми они не рассказывали никому.

Прошли годы. Дети выросли, обзавелись собственными семьями и ушли из родительского дома. Муж заболел и перестал пить. А Татьяна, винясь перед своими детьми за недоданную им любовь, взяла под свое крыло детей, лишенных материнского тепла.

Нынче живут они так. Муж, объявивший себя диабетиком при сахаре в 8 единиц, лежит и капризничает. Сироты самоутверждаются и не помогают по дому. Родные дети переправили к ней внуков. Татьяна с сахаром в 13 единиц ведет дом, варит, всех обстирывает и работает на огороде. Да еще и мне, с жалостью глядящей на ее двор, забывший мужские руки, а потому запущенный, с покосившимися сараями и уборными и заросшими травой грядками, говорит: «Ничего…» И примирительно улыбается. Киваю головой : ничего… И вспоминаю Некрасова:

Века протекали – все к счастью стремилось,
Все в мире по несколько раз изменилось,
Одну только Бог изменить забывал
Суровую долю крестьянки…

Произведение это было написано 155 лет назад.

Комментарии0
КОТОВСКИЙ ЮРИСТ : 8-937-71-33-33-6