О чем поет душа

Со школьной подругой Лилей Давид (теперь она — Иванченко) видимся нечасто: дела, семья, заботы. Но все равно встречаемся как родные: одинаково радуемся хорошему и печалимся от грустных новостей.

Думала, что знаю о Лиле все, но вдруг она открылась мне такой тонкой художественной гранью, что не рассказать о ней просто не могу.

Лиля в школе была активисткой, солисткой танцевального коллектива и вожатой. Работа с детьми так ей понравилась, что Лиля пошла учиться в педучилище на дошкольное воспитание. А воспитателей прежде готовили как следует: Лиля прекрасно работает с соломкой, с акварельными красками и даже создает картины из живых цветов.

На акварель Лилю «подсадила» дочь Мария (о ней и других детях Лили – позже). Она прислала ей раскраски, и так они ей понравились, что душа так и потянулась к картинам. Потом Маша посоветовала заняться алмазной мозаикой. «Я в нее прямо влюбилась»,- говорит Лиля и показывает готовые работы: «Чашка кофе», «Ветка орхидеи», «Розы».

Работы и впрямь удивительные: ограненные маленькие камешки лежат на ткани, создавая редкостной красоты картины. Укладывать камешки на клейкую ткань следует пинцетом, так что работа эта требует не только вкуса, но и внимания, и выдержки. «Это так увлекательно, — рассказывает Лиля, — что с работы я бегу и мечтаю: сейчас сяду и погружусь в мир красоты и покоя».

Поговорили мы о мозаике, перешли к макраме. «Умеешь плести?» — спрашиваю. «Нет,- отвечает, — но сяду и сумею». Я верю. Потому что Лиля такая и есть: она умеет все.

Рассматривали мы с ней картины, а фоном, а, может быть, основой, были у нас записи концертов ее старшей дочери Елены. На них Лена была юной, красивой и чрезвычайно талантливой.

Она закончила Камышинское музыкальное училище по нескольким специальностям: преподаватель сольфеджио, дирижер, вокалист. Ее слушал сам Сметанников и рекомендовал поступать в Саратовскую консерваторию. А там Лене посоветовали подрасти. И она начала расти. Стала в основании группы «Частный визит» и ее солисткой. Создала группу «Маленькие звездочки», где пела Марина, младшая ее сестра. Потом судьба унесла Лену на Север, где прежде жили ее родители. И там пуще прежнего расцвел ее талант.

У ее мамы, Лилии, остались награды Лены, их много. Остались ее концертные платья. Их тоже немало. Потому что Лена ушла из жизни совсем молоденькой от редкого заболевания крови.

Маша, младшая дочь Лили, не пошла по стопам сестры, хотя и прекрасно пела. А подалась в журналистику, окончив ВолГУ. И стала высококлассным корреспондентом. Сначала на Ахтуба-ТВ, потом на МТВ. Сейчас трудится на центральном телевидении. Пишет, поет, рисует.

Дима, единственный сын Лили, тоже рисует – он два года учился в художественной школе, куда записался сам, без участия родителей. Его работами можно полюбоваться у самого Димы, можно в его же ноутбуке. Они живые и смотрят прямо в душу.

А теперь о душе. К ней, быть может, мы не так уж часто прислушиваемся. Но послушав однажды, начинаем творить: писать стихи и прозу, рисовать картины и петь красивые песни.

Говорят

Говорят, она была веселой и много смеялась. Не знаю, не видела.

Говорят, она была талантливой и хорошо пела. К сожалению, не слышала.

Говорят, она была умницей и легко училась. Не знаю. Ничего не знаю.

Я увидела Лену единственный раз, когда ее, внезапно ушедшую из жизни, издалека привезли предавать родной земле.

Она лежала маленькая, хрупкая, с тонкими веками больших глаз, в не идущем ее возрасту платочке на голове, наклоненной в сторону матери. И я больше ничего не видела. Лишь руку матери и голову дочери.

Говорят, что дети неразрывно связаны со своими матерями. Даже если кто-то из них уходит за грань бытия.

Комментарии0
КОТОВСКИЙ ЮРИСТ : 8-937-71-33-33-6