Военно-полевой роман

Казалось бы, нет места любви во времена суровых испытаний. Но она зарождалась. Думалось, не выжить ей в пекле войны. Но она выживала. И светила долго-долго, до тех самых пор, пока не останавливались сердца тех, кто ее верно хранил.

В узелке, на дне сундука, Ольга Литвинова нашла письма, адресованные ее матери, Александре Васильченко. Их писал с фронта Владимир Радзиевский.

Дорогая, любимая, милая, хорошая моя Шурочка! Получил от тебя письмо и так ему обрадовался! (Шуру комиссовали 25.02.1944 года.- З.С.). Меня тотчас окружили ребята и девушки с просьбой почитать им твое письмо вслух… Я храню полотенце, что ты вышивала, твою подушку и кружку…

6.04.1944.

…ты знаешь, Шурочка, что союзники открыли второй фронт, так что, милая моя, хорошая Шурочка, недалек тот день, что мы будем вместе. Настроение у меня такое, что если были бы крылья, я бы полетел к тебе…

27.08.1944.

Дорогая и любимая Шурочка! Я несказанно рад рождению нашего сыночка Толи! Если бы я был рядом с тобой, то носил бы тебя на руках и целовал до потери сознания. А пока пою и танцую весь день. Любимая, скоро мы будем вместе!

24.09.1944.

…Я очень волновался, Шурочка, что ты так долго не писала, но вот получил письмо с печальным сообщением, что наш сынок умер. Не убивайся, наступит мирное время, заживем хорошо, и будут у нас сыновья и дочки…

16.01.1945.

Моя дорогая, любимая, незабываемая Шурочка! Самое главное, что праздника Победы мы дождались. Но еще будет для нас личный праздник — день нашей встречи…

30.05.1945.

Считается, что читать чужие письма некрасиво. Но им, листкам, сложенным в треугольники, 75 лет, а героев писем уже нет в живых. Уроженец Воронежа Владимир Радзиевский погиб на территории Германии после победного мая, а котовчанка Александра Васильченко ушла из жизни около 10 лет тому назад.

А еще в том узелке лежал дневник Александры, в котором написанные карандашом строки едва различимы.

«Между нами прошла война. Она разъединила нас, бросила меду нами сотни километров, стужу снегов, горе, взрывы, следы разлуки.

Но ничто не разорвет наших сцепленных рук. Любовь нельзя ни убить, ни взорвать. Она будет жить вечно. Она будет гореть яркой и чистой звездой. И куда бы мы не пошли, она будет неизменно озарять наш путь…»

Она была рядовой. Он — ее командиром…

Фото вверху: дневник и фотография Александры Васильченко

Фото внизу: Владимир Радзиевский

Комментарии0
КОТОВСКИЙ ЮРИСТ : 8-937-71-33-33-6