Я вспоминаю

Этому снимку поболее сорока пяти лет, и мне он очень дорог. На нем мои дорогие одноклассницы и учитель русского языка и литературы Валентина Сергеевна Бурлаченко.

В моей школе № 3 было много учителей, которых мы и любили, и недолюбливали, и уважали, и к которым были просто равнодушны. Почти всех наделяли прозвищами – добродушными ли, ироническими, или в крайнем случае называли заглазно только по имени. Но был человек, которого мы всегда и везде называли только по имени и отчеству. Это – Валентина Сергеевна.

Она попала в нашу школу по распределению из Волгоградского педагогического института. Была она красивой, яркой, веселой. Когда она сердилась, нет, скорее обижалась из-за невыученного урока, она обижалась очень искренне. Валентина Сергеевна наклоняла голову к левому плечу, поджимала нижнюю губу и краснела. Она так огорчалась, что хотелось тотчас вспомнить все правила на свете и без запинки протарахтеть их.

Мы любили ее. Снимок этот получился таким образом.

Только-только окончился учебный 1969 год. Девочки-активистки (о них я расскажу чуть позже), все нарядные, как одна, вместе со своей учительницей направились в фотоателье.

Мы тогда не знали, что это фото станет прощальным – Валентина Сергеевна решит уйти из школы работать в детский сад. А пока нас переполняет радость (учебный год закончился), гордость (у большинства – похвальные грамоты) и ликование: мы идем с любимой учительницей. Чтобы никого не обидеть, Валентина Сергеевна, пройдя несколько сотен метров с одной парой девочек, берет за руки других…

Рядом с ней оказывается то Лиля Давид (очень скромная и добрая, Лиля станет потом владелицей кафе), то Галя Бодрякова (уехав как-то в Орловскую область, Галина станет там участницей художественной самодеятельности и с народными песнями объедет все ближайшие области), то Света Соколова (она — третья в верхнем углу) – самая умная в нашем классе. Ответственная и дотошная, она окончит Пермский фармацевтический институт и будет работать в лучших аптеках Ленинграда.

Или Галя Фесенко, улыбчивая и боевая, она много лет проработает на складе в колхозе «Путь к коммунизму». Или я, Зоя Муравьева, которая, уехав из родного Котово, чтобы не возвращаться, однажды вернулась. И посвятила свою жизнь тому, чтобы написать и издать книги о ветеранах Великой Отечественной.

Или Нина Максимова (она – крайняя в верхнем ряду), наша цыганочка. Когда-то в Котово стоял целый табор цыган с самым настоящим бароном, — он жил в добротном доме на Калинина, и этот дом охраняли резные, из железа, лошади. После трагической гибели сына барона табор поднялся и уехал из наших краев. Нина — тоже.

Рядом с Валентиной Сергеевной была и Лида Неженская. Она, как выяснилось, обладала художественным вкусом и стала известным в районе кулинаром. И Люба Круподерова. О ее творческой судьбе я не знаю, уверена, однако, что и она стала хорошим человеком. Как Нина Манжосова, к примеру. Нина, закончив Волгоградский нефтяной техникум, отдала все свои трудовые годы работе на серочистке.

О Нине Котенко (крайняя справа в нижнем ряду) знаю тоже мало. Живет она в Волгограде.

Уже теперь, вспоминая своих одноклассников, уверена: многому хорошему, что в нас есть, мы обязаны Валентине Сергеевне Бурлаченко. Потому что именно она, приняв нас, выпускников начальной «красной» школы, сформировала из нас класс.

Сейчас мне кажется, что у нас был замечательный класс. И даже не потому, что многие окончили техникумы и институты. Хотя этим можно гордиться. И дело не в том, что в нашем классе не было ни одного сплетника или ябедника.

…Когда мне становится трудно, я вспоминаю свой «в» класс. И ребят своих, и учителей, которые в нас верили.

Комментарии0
КОТОВСКИЙ ЮРИСТ : 8-937-71-33-33-6