Осенью теплой

Осенью теплой

Была осень, теплая и ясная. Осыпались с тополей листья, они скользили по асфальту и припадали к нагретым скуповатым солнышком стенам домов и тротуарным бордюрам. И тогда в этом осеннем золоте утопали колеса машин. А некоторые листья, те, что посмелей, умащивались на крылья и радиаторы и даже на ветровые стекла.

«До чего же хорошо, — думала я, перебирая ногами залежи листвы, — как добра природа, посылая нам эту красоту!»

И тут, проходя мимо пятиэтажки, я услышала плач ребенка. Не капризный рев и не нудное нытье, а безысходный плач, когда ребенок понимает, что никому-то он не нужен.

Вскинула голову: окна были все одинаковые, по предзимнему закрытые и безлюдные. А рыданье все не затихало, только становилось глуше, будто дитя находилось у грани небытия.

Все погасло во мне — и умиление благословенным листопадом, и ликование осеннего дня. Я только слушала, слушала этот затихающий голосок и не могла отойти от окон.

Морозной ночью

Морозной ночью шаги за окном звучат особенно звонко, и каждый раз у них новая мелодия.

Иногда они кажутся такими дружелюбными, что сердце умягчается, что есть кто-то, кто, вышагивая по промерзшему асфальту, чувствует себя уверенно.

Он идет без боязни — то ли спешит, припозднившись, из гостей, то ли просто гуляет, забыв про ночные опасности и радуясь своей молодости под зимним узорчатым небом.

Комментарии0