Молитвы вместо денег

Впервые в новейшей истории российской юриспруденции в мировом соглашении, удостоверенном Арбитражным судом Нижегородской области 15.10.2015 г., ответчик обязался молиться за здоровье истца в благодарность за прощение более чем половины суммы долга.

Оно было заключено между коммерческой организацией и Нижегородской Епархией Русской Православной Церкви в споре о взыскании с нее долга по договору подряда. РПЦ заказала у коммерческой организации разработку проектной документации для установки блочно-модульной котельной в одном из своих зданий. Компания выполнила свои договорные обязательства, однако отделение РПЦ оплатило выполненную работу только наполовину, перечислив за проект вместо 916 тысяч рублей 458 тысяч.

По  условиям мирового соглашения, Нижегородская Епархия РПЦ обязалась выплатить истцу 200 тысяч рублей и: возносить молитвы о здравии раба Божиего Арсеньева Ивана Михайловича и раба Божиего Лепустина Сергея Александровича, их семей и благополучии во всех их благих делах и начинаниях.

За молитвы о здравии  проектная компания отказалась от 258 тысяч рублей долга и 65 тысяч рублей процентов, пени и пошлины за обращение в суд суммарно.

Однако у юристов возникают закономерные вопросы: 1) необходимо ли было вообще это положение «об обещании» вносить в текст судебного акта, и имеет ли это положение юридическое значение? 2) можно ли рассматривать «обещание возносить молитвы» как обязательство совершить определенные действия, и квалифицировать это условие как «обязательство одной стороны перед другой» (п.2 ст.140 АПК РФ)? 3) как можно проконтролировать исполнение этого условия мирового соглашения (тем более, что срок там не указан)? 4) как быть с принудительным исполнением этой обязанности по п.2 ст. 142 АПК РФ? Что писать в исполнительном листе?

Любопытно, что сама суть заключения мирового соглашения во время судебного процесса, в силу статьи 138 АПК РФ, статьи 140 АПК РФ и статьи 142 АПК РФ, предполагает, что стороны принимают на себя определенные обязательства, которые удостоверяет своим постановлением суд.

На суд также возлагается обязанность проконтролировать и обеспечить исполнение данных обязательств. Что в случае с обязательством молиться за здравие учредителей истца попросту невозможно.

Кроме того, не следует забывать и о том, что: Определение об утверждении мирового соглашения подлежит немедленному исполнению и может быть обжаловано в арбитражный суд Волго-Вятского округа в течение месяца с момента его принятия. А так как вознесение молитв оказалось существенным условием судебного акта, то и приступить к ним представители Нижегородской Епархии РПЦ должны были незамедлительно, то есть сразу же после оглашения постановления судом.

Правильно это или нет, оценивать вам.  Если не верите, что такой судебный документ действительно существует, то почитайте его здесь
Комментарии1
volzhsky kot
кураев (протодиакон) уже прокомментировал этот "кейс" так: "По-моему, все красиво. Мировое соглашение это не решение суда. Это публично заверенное соглашение двух сторон, между которыми пробежала крыса, и они хотят избавиться от ее запаха. У этих сторон (людей) могут быть совершенно приватные представления о том, «как было», что «нормально» в их отношениях между собой и как они могут вернуться к этой прежней «норме» или же установить для себя новую. Жена может потребовать именовать ее зайкой, и фиксация-исполнение этого требования никак не затруднит жизнь окружающих охотничьих хозяйств и зоопарков. Мировое соглашение не создает прецедента и тем паче обязывающей нормы для третьих лиц. Суд лишь свидетель. Так нотариус может заверить ваш дар другому человеку, и эта запись государственного нотариуса никак не обяжет других подданных к аналогичным же подаркам. В данном случае это красивое решение для епархии — мол, не стоит воспринимать случившееся как обычный «спор хозяйствующих субъектов». Мы все же прежде всего — община молящихся людей и просим именно так нас и воспринимать." короче, милые бранятся - только чешутся.
КОТОВСКИЙ ЮРИСТ : 8-937-71-33-33-6