Забастовка на Опытном в Котово

По имеющейся информации, в среду, 27 мая, рабочие Опытного завода на один час прекратили работу. Люди требовали свои заработанные деньги, и даже не основную зарплату, а аванс.Во время переговоров с представителем администрации (его имя и фамилия осталась для работников тайной) разговор свелся к двум вопросам: почему нет аванса, и почему администрация неуважительно относится к рабочим?

По поводу аванса позиция администрации была озвучена примерно так: все беды предприятия от того, что плохо работаете, да еще с браком. Предприятие несет убытки — нет денег — нет аванса.

По поводу условий, в которых приходиться трудиться людям: отсутствие питьевой воды, режущего и измерительного инструмента, постоянные сквозняки, неудобная спецодежда, душные и темные помещения, с мыслями о том, где взять денег, чтобы вечером купить еды, заплатить за коммуналку и выплатить очередной платеж по кредиту (люди платят не только за квартиры или машины, некоторые пользуются кредитными картами, чтобы купить еду), руководство не ответило.   Слова о необходимости соблюдения «корпоративной солидарности» рабочими были восприняты как издевательство.

Заявление о том, что администрация «никого не держит» и что возможно закрытие,  люди восприняли как угрозу.

Рабочие завода считают, что конкретного делового разговора не получилось. Стороны остались при своем мнении.

Р.S.  К концу смены на зарплатные карты было перечислено 3500 руб.

И еще. Рабочие вспомнили добрыми словами бывшего директора Н.А. Стрельцова. И не его зарплаты, а его человеческое отношение. Помнят, что он мог запросто подойти к рабочему и просто поговорить в отличии  от «эффективных менеджеров», для которых люди только ресурс.

по материалам  «ЛИК-курьер» №23 от 5 июня 2015 года

P.S. В связи с этим хочется вспомнить статью, которая была опубликована в газете «ЛИК-курьер» №31 от 02.08.2013 г. Приведу ее дословно.

 

 «Опытный завод: отношения работников и работодателя (история одного судебного процесса)
Читатель наверняка помнит статью в нашей газете «Моббинг по-котовски», где мы освещали методы давления на работников со стороны работодателя. Сегодняшняя публикация продолжает эту тему.
В ходе одного судебного процесса в Котовском районном суде вскрылись интересные подробности условий, в которых трудятся работники Котовского филиала ООО «ВНИИБТ-БИ» (далее — ответчик, он же — Опытный завод).

В частности, суд своим решением от 14 июня 2013 года признал незаконными два приказа о лишении работника премии, взыскал в его пользу незаконно удержанные средства и обязал работодателя выплатить ему компенсацию морального вреда. В остальной части требований истцу было отказано.
Но это не самое главное. Самое интересное обнаружилось в процессе рассмотрения дела. Ответчик представил суду просроченный коллективный договор, срок действия которого истек еще 1 января 2011 года! Между тем, именно в этом обязательном документе прописаны условия оплаты труда работников.

Сразу оговорюсь, что у нашей редакции имеются все документы, которые были представлены ответчиком суду. Кому интересно, может посмотреть.
Из представленного ответчиком в суде штатного расписания за 2011 год оказалось, что директор филиала получает, не считая иных выплат, оклад, равный 170 000 рублей, главный инженер 100 000 рублей, заместитель финансового директора 80 000 рублей, а истец всего около 9 000 рублей. Неплохие цифры и неплохая разница, правда? Сколько руководители получают сегодня остается только догадываться. Что касается истца, то его оклад остался на прежнем уровне, т.к. на момент судебного разбирательства ответчик применял тарифные ставки, утвержденные еще 1 сентября 2010 года. Между тем, по нашим расчетам слесарь механосборочного цеха 4-го разряда должен получать на руки не менее 30000 рублей!
 Сразу хочется упредить, что эта информация была предоставлена в открытом судебном заседании, и, следовательно, публично. Поэтому она может быть озвучена через газету.

 Ответчик также представил в судебное заседание приказ №439 от 23 декабря 2008 года, согласно которому (цитирую) «работник, которому стали известны факты распития спиртных напитков на территории предприятия, а также факты нахождения других работников на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения, обязан незамедлительно сообщить об этом своему непосредственному руководителю. За неисполнение данной обязанности к работнику могут быть применены меры депремирования».

Иными словами, руководитель переложил свои обязанности следить за дисциплиной на всех работников. По сути, обязал их стучать друг на друга.  Суд посчитал это неправомерным и признал один из приказов о лишении премии с формулировкой «за предоставление неверной информации» (читай — за недоносительство) в части, касающейся истца, незаконным. 
 Интересно и то, что, как оказалось, на предприятии вообще отсутствуют должностные инструкции на каждого работника, где обычно прописаны все права и обязанности работника. С такими должностными инструкциями работника обычно знакомят под роспись еще при приеме на работу или включают ее содержание в текст трудового договора. Я уже не говорю, что работника при приеме на работу должны ознакомить под роспись со всеми документами, касающимися его трудовых прав.

 Оказалось, что даже у председателя профсоюзной организации предприятия не было доступа ко многим подобным документам.
Несмотря на то, что оплата труда работников предприятия привязана к квалификационному разряду, ответчик заявил в судебном заседании, что межразрядных коэффициентов у них нет. Тогда возникает вопрос, на основании чего установлена разница в окладах рабочих?
Дальше в лес — больше дров.

 Работодатель пригласил представлять его интересы в Котовском районном суде юриста из Москвы. Это не случайно: истец поднял в своем исковом заявлении очень болезненный для этого предприятия вопрос, и решение не в пользу работодателя стало бы страшным прецедентом, который бы сильно ударил бы его по карману.
 Речь идет о распространении на ООО «ВНИИБТ-БИ» Отраслевого тарифного соглашения по организациям нефтяной, газовой отраслей промышленности и строительства объектов нефтегазового комплекса РФ на 2011-2013 годы (далее — Соглашение), согласно которому работники могли бы получать оплату в разы больше.

 Котовский районный суд пришел к выводу о том, что на ответчика ООО «ВНИИБТ-Буровой инструмент» это Соглашение якобы не распространяется.
Однако, как следует из имеющегося в деле письма заместителя председателя Нефтегазстройпрофсоюза России Косовича В.С. председателю Волгоградской областной организации Нефтегазстройпрофсоюза России Ширшину М.И. за №03-07ВБ-321 от 04.10.2012 года Соглашение все же распространяет свое действие на ООО «ВНИИБТ-БИ», т. к. будучи работодателем (ч.4 ст. 20 Трудового кодекса РФ) данная организация в соответствии с частью 8 статьи 48 ТК РФ не представила в федеральный орган исполнительной власти мотивированный письменный отказ присоединиться к Соглашению. Ответчик в судебном заседании признал факт существования данного письма.

 Суд, на взгляд истца, проигнорировал доводы заместителя председателя Нефтегазстройпрофсоюза России Косовича В.С., который указал, что согласно части 8 статьи 48 ТК РФ право отказа от присоединения к Соглашению предоставлено только работодателю.
ООО «ВНИИБТ-БИ» такого отказа не предоставляло. Вместо него совсем другая организация ООО «Интегра Менеджмент», который не являясь работодателем по определению ч. 4 ст. 20 ТК РФ, необоснованно отказалось за ООО «ВНИИБТ-БИ» от присоединения к Соглашению.
 Мотивы отказа присоединиться к Соглашению уместились всего на 1,5 страницы и выглядят крайне неубедительно. Однако это тогдашнего министра Минздравсоцразвития Голикову Т.А., куда направлялся этот отказ, не насторожило. И никаких проверок этих доводов до сих пор не проводилось. Получается, если работодатель не захотел лучших условий для работников, то и не надо.

 Между тем, согласно части 4 ст. 20 ТК РФ «Работодатель — физическое лицо либо юридическое лицо (организация), вступившее в трудовые отношения с работником. В случаях, предусмотренных федеральными законами, в качестве работодателя может выступать иной субъект, наделенный правом заключать трудовые договоры».
 У истца трудовой договор заключен с ООО «ВНИИБТ-БИ», а не с ООО «Интегра Менеджмент». Насколько нам известно, у других работников трудовой договор также заключен с ООО «ВНИИБТ-БИ». 

 Далее истец оказался свидетелем верха изворотливости ответчика. В судебном заседании ответчик представил некий Договор о передаче полномочий единоличного исполнительного органа ООО «ВНИИБТ-БИ» управляющей организации ООО «Интегра Менеджмент» от 01 апреля 2009 года в соответствии со ст. 42 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».
 Согласно ст. 40 этого закона единоличный исполнительный орган общества издает приказы о назначении на должности работников общества, об их переводе и увольнении, применяет меры поощрения и налагает дисциплинарные взыскания.

 Однако, как оказалось, и после 01 апреля 2009 года у работников ООО «ВНИИБТ-БИ» трудовые договоры были заключены с ООО «ВНИИБТ-БИ». Приказы в отношении работников о лишении премии издавались также директором ООО «ВНИИБТ-БИ».
Согласно ст. 42 этого упомянутого закона общество, передавшее полномочия единоличного исполнительного органа управляющему, осуществляет гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через управляющего, действующего в соответствии с федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и уставом общества.
Следовательно, с момента заключения вышеназванного договора, т. е. с 01 апреля 2009 года, вся документация, касающаяся трудовых отношений с работниками, должна была по идее оформляться через управляющего.
Из материалов дела четко видно, что после 01 апреля 2009 года ООО «ВНИИБТ-БИ» по-прежнему самостоятельно оформляло трудовые отношения со своими работниками, в т.ч. издавало приказы о лишении премии.

Следовательно, с точки зрения ч. 4 ст. 20 и ч.8 ст. 48 ТК РФ отказ от присоединения к Соглашению должен был следовать от настоящего работодателя — ООО «ВНИИБТ-БИ», которое фактически и юридически являлось работодателем.
Более того, как выяснилось в суде, ООО «Интегра Менеджмент» направило отказ от присоединения к Соглашению 04 мая 2011 г. от имени ЗАО «ВНИИБТ-Буровой Инструмент», а не от имени ООО «ВНИИБТ-Буровой Инструмент». А так называемую «ошибку» (ЗАО вместо ООО) в наименовании организации исправило с пропуском срока подачи отказа от Соглашения — только 19 сентября 2011 года. Суд этого почему-то не учел.

Отказывая истцу в удовлетворении его требований о взыскании с ответчика премии по итогам работы за 2012 год, суд проигнорировал п. 8.7. раздела 8 Положения об оплате труда (приложение к колдоговору №3), из которого следует, что единственным ограничением премирования по итогам года является недостаточность финансовых средств и, что в этом случае размер итоговой премии лишь уменьшается пропорционально недостаточности финансовых средств, но не исключается вовсе. То есть, согласно этому пункту, итоговая премия хоть и в меньшем размере, но выплачиваться все же должна была.
Суд необоснованно отказал в удовлетворении требований истца о признании незаконным бездействие ответчика по непредставлению документов по заявлению работника от 14.03.2013 года.
Ответчик не представил суду доказательств того, что он предоставил эти документы истцу. В материалах дела нет никаких уведомлений истцу о необходимости получить документы, нет почтовых документов об отправке документов почтой, нет актов об отказе работника получить запрошенные документы. Суд по необъяснимым основаниям принял довод ответчика о том, что тот приготовил документы, но истец за ними в установленный срок не пришел. Ответчик сам признал, что в срок не предоставил истцу расчетные листы за 2013 год, а также копию должностной инструкции.

Суд убедился, что согласно карте аттестации рабочих мест общая оценка условий труда слесаря механосборочных работ (должность истца) относится к категории вредных, но почему — то освободил ответчика от доплаты за вредность.
Далее. Согласно ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.
Истец узнал о нарушении своих трудовых прав в начале марта 2013 года, когда вместе с еще четырнадцатью коллегами по работе обратился за юридической консультацией в юридическую службу редакции газеты «ЛИК-курьер», где ему и его коллегам 13 марта 2013 года были составлены заявления об истребовании у работодателя пакета документов, связанных с работой.

 Истец и его коллеги не обладали юридическими или бухгалтерскими познаниями до указанной юридической консультации в начале марта 2013 года, они не знали и не могли знать о нарушении своих трудовых прав. Запрошенные по вышеназванному заявлению документы, из которых истец впервые узнал о порядке оплаты труда, он получил лишь при увольнении 19 и 22 апреля 2013 года. До этого, при приеме на работу его никто не знакомил с Коллективным договором и приложениями к нему, содержащими нормы оплаты труда у работодателя. Получая заработную плату все предыдущее время, истец не подозревал, что его трудовые права нарушаются.

 Однако суд посчитал, что истец (работник) все же пропустил трехмесячный срок обращения в суд за защитой своих трудовых прав.
Плюс ко всему суд, на взгляд истца, грубо нарушил его право представлять доказательства, в т. ч. путем опроса свидетелей.
Так суд отказал в удовлетворении ходатайства представителя истца о приглашении в судебное заседание председателя профсоюза, который полностью осведомлен о ситуации с нарушением трудовых прав работников ООО «ВНИИБТ-БИ» и мог бы дать юридически значимые показания.

 В настоящее время решение Котовского районного суда обжалуется в той части, в которой истцу было отказано в удовлетворении его требований.
Однако независимо от решения по жалобе, мы рассчитываем на то, что наши публикации о соблюдении в районе трудового законодательства и о судебной практике по этим делам помогут работникам и работодателям избежать многочисленных ошибок при решении спорных вопросов в сфере трудовых отношений. »
______________________________________________________________________________________________

Выходит, опыт ничему Опытный завод и его руководителей не научил. Завод разваливается. А жаль.

 

Комментарии0
КОТОВСКИЙ ЮРИСТ : 8-937-71-33-33-6